Когда "мусорный кризис" доберется до Твери

Печать
Создано 22 Апрель 2018 Просмотров: 914

Те из тверитян, кого более-менее интересует тема экологической безопасности, не могли не обратить внимания на поступавшие на прошлой неделе из районов соседнего Подмосковья сообщения о протестных выступлениях тамошних граждан против размещения у них под носом московского мусора. А так же на то, как такие выступления начали подавляться ОМОНом. Правда, это как-то вяло освещалось официальными СМИ и никак - тверскими,полагаем все же, что подобные события в обозримом будущем доберутся и до нашей Твери...

 

Потому что, как показали события, начавшиеся с закрытия год назад свалки в подмосковной Балашихе (напомним, это случилось буквально тотчас после "прямой линии" Президента Владимира Путина, где протестующим балашихинцам посчастливилось пожаловаться ему в прямом эфире), мусорная проблема носит системный характер. И решать ее нынешними способами - путь в тупик. Выход из которого - новые протесты населения и рост социальной напряженности. Поэтому тверскому губернатору Игорю Рудене мало было только лишь заявить, что, мол, московского мусора у нас не будет.

Сегодня преобладает мнение, что задача утилизации мусора является коллективной на территориях с достаточно высокой плотностью населения. А раз так, то это следует понимать так: на территориях с низкой плотностью населения ее можно решать так, как это решалось всегда - экстенсивным путем размножения территорий для появления там новых полигонов для захоронения ТБО. Ведь технический прогресс привел к появлению новых видов материалов, их удешевлению и использованию в повседневной жизни миллиардов людей. Побочным результатом стала проблема утилизации мусора. Его много, он разнообразный, он сильно рассредоточен и небезопасен.

То, что мы называем "утилизацией", представляет собой использование простейшего протокола действий: весь без разбора мусор вываливаем в один пакет, раз в день проходим 200 метров до контейнерной площадки, наполняем бак, раз в день-два спецавтомобиль, представляющий собой обычный самосвал, забирает его содержимое и отвозит на полигон на не очень значительное расстояние от города. Что, собственно, и привело к "мусорному кризису" в Волоколамске, ставшем ее символом. Люди там, как и в других муниципалитетах, выражают свое недовольство любыми методами, требуют как минимум ликвидации источника заражения воздуха и территории, а также наказания тех, кого они считают ответственными.

Системное решение этой проблемы на сегодняшний день состоит в разработке и внедрении нового протокола утилизации мусора. Задача затрагивает интересы множества людей, поэтому является политической, и решать ее надо политическими способами. У нас этого пока не видно. В конце прошлого года Игорь Руденя коротенько рассказал про семь кластеров на территории региона, где предполагается разместить новые полигоны ТБО, и все. На том, получается, вся политическая часть завершилась. Потому что там нет никаких планов на будущее. Ни про то, где и как собираются отчуждать земли для полигонов, как их собираются обустраивать и где брать для этого деньги. А главное - как налаживать систему, чтобы изначального мусора было как можно меньше.

Потому что иначе судьбу любого нового полигона ТБО ожидает судьба нынешнего - того, что находится на 21-м километре Бежецкого шоссе. Ведь там всего за несколько лет уже успела образоваться такая гора мусора, что впору начинать думать про "освоение" новых территорий под новую свалку. А для властей - прежние методы "решения вопроса": гасить протесты путем давления на лидеров, замены настоящих инициативных групп на лояльные властям, сокрытии информации о реальном положении дел. В худшем случае - уменьшения влияния выбросов со свалки на жителей путем выдачи индивидуальных средств защиты, частичной эвакуации детей и обещаний благоустройства города. Тут лишь важно сбить ситуацию с критической стадии до вполне терпимой.

Сегодня, если вспомнить о московском предложении денег для строительства полигона для московского мусора, реально, что скоро нам снова сделают предложение от которого невозможно будет отказаться. Вон, недавно нам говорили, что губернатор Руденя для решения проблемы тверских дорог будто бы хочет повторить прошлогодний финансовый маневр - московские деньги целевым назначением переместить в Тверь. А ведь наш город еще за уже освоенные 500 с лишним миллионов никак пока не расплатился. Так что, возможно, денег нам и дадут, но под конкретные условия, например, для строительства у нас мусоросжигательного завода, от которых москвичи категорически отказались, как от весьма токсичных производств. Это ведь вроде бы не противоречит обещаниям Рудени.

Между тем, мусоросжигательные заводы (МСЗ) - это капиталоемкое, высокотехнологичное предприятие, рентабельность которого зависит от тарифов или бюджетных субсидий. В него никакой частный капитал вкладываться вряд ли будет. Ведь технологии при его строительстве придется покупать за рубежом, если, конечно, нам их продадут -санкции.  Так что, скорее всего, придется использовать какие-то устаревшие технологии. Контроля над деятельностью самого завода у жителей не будет, что он будет выбрасывать в атмосферу никто знать не будет. Роспотребнадзор при нарушении каких-то нормативов, как это у нас водится, ограничится смешными штрафами и все останется как есть. К тому же, продукты сжигания - уже сами по себе сверхтоксичные отходы.

Переработка мусора - процесс очень сложный. Тут многое зависит от изменений текущего поведения придется на обычного человека. Вместо "все в один пакет и донести до мусорного контейнера" придется качественно сортировать мусор, чтобы затем разность его фракции в соответствующие контейнеры. Работоспособность такой системы зависит от двух факторов:

- Во-первых, это наличие штрафной системы за неисполнение правил, что потребует больших затрат на контролирующий их исполнение бюрократический аппарат. Так как инспектора каждому человеку не поставишь, то придется этот надзор осуществлять друг за другом и совершать действия, название которых имеют отрицательную коннотацию – доносы. Но такая система может работать, если к инспекторам есть доверие. У нас же к исполнительной власти оно сверхнизкое.

- Во-вторых, - наличие системы поощрений. Но для этого придется принимать решения о так называемой "залоговой цене", которая существенно повысит цену конечного продукта. С одной стороны, это позволит включить в процесс утилизации малый и средний бизнес (в том числе в ремонт того, что может продлить сроки службы, например, бытовой техники). С другой - существенно сократит потребление из-за роста цен.  

В общем, суть решения "мусорной проблемы", на наш взгляд, такова: надо сделать экономически выгодной очистку города от мусора. И не надо пытаться людей заставлять штрафами и промыванием мозгов делать то, что они не хотят делать. Просто сделайте так, чтобы другим было выгодно подчищать за теми, кому делать это лень. А это уже и есть то самое политическое решение, которое целиком и полностью зависит от тверского губернатора и его команды. А вот способен ли он на такое, вопрос...

You have no rights to post comments

Почему наш губернатор вдруг загрустил?

Вот уже пару месяцев не нас покидает ощущение, что Игорь Михайлович Руденя пребывает в состоянии некой растерянности. Он явно мечется в поисках какого-то выхода из того положения, в котором находится, и, похоже, его не находит. Складывается впечатление, что его что-то сильно тяготит. Вполне возможно, что это его нынешняя должность - должность губернатора тверской области. Ее, по общему мнению, он с самого начала хотел бы покинуть, да, видимо, уже не может....

Подробнее...

Нехорошие новости про мусор…

Нехорошие новости из Ржевского района, где жители одного из поселений категорически отказываются от размещения возле себя какого-то предприятия то ли по переработке, то ли по сжиганию мусора - непонятно, делают, связанную с ним проблему 2019 года, одной из актуальнейших. Немного ранее, напомним, аналогичная ситуация возникала в Оленино, где даже авторитарному районному голове Олегу Дубову ничего не удалось сделать с обычно послушным ему подведомственным населением. Так что есть все основания полагать, что для тверского губернатора Игоря Рудени следующий год его пребывания во главе нашего региона вполне может оказаться последним в его поистине показательной карьере…

Подробнее...

Аксёнов не унимается... Что делать?

Обстоятельства городской жизни, которые, полагаем, касаются всех жителей Твери, увы, снова заставляют нас вернуться к теме Устава города Твери. Так, вечером пятницы, 19 октября, в Тверскую городскую думу главой города Алексеем Огоньковым был внесен проект его новой редакции. Насколько его текст отличается от того, что было забаллотировано еще 15 октября, еще предстоит понять. Но теперь речь будет не столько о городском Уставе, сколько о той возне, которой он сопровождается, где, похоже, "нашел себя" любимый герой нескольких наших публикаций депутат Сергей Аксёнов. Ну, а как могло быть иначе, если он постоянно демонстрирует публике предрасположенность к интриганству?

Подробнее...

А так ли уж плановоубыточна "плановоубыточность"?

В начале нынешней недели депутаты Тверской городской думы принимали поправки в бюджет Твери на 2018 год. Там фигурировали и очередные бюджетные дотации для МУП "ПАТП-1" - для выплаты заработной платы - 12,6 млн. руб. и страховых платежей во внебюджетные фонды - 9,8 млн. руб. Такое субсидирование городского пассажирского автотранспортного предприятие всегда было делом рутинным: кто ж покусится на "святое" - зарплату. Но не теперь - некоторые депутаты все же нашли в себе силы, подняв вопрос об эффективности его руководства, выступить в смысле : "Доколе?!"...

Подробнее...
2111016