Крохоборы

Печать
Создано 24 Ноябрь 2016 Просмотров: 4042

Говорят, "бог шельму метит". То, что члены тимофеевской горадминистрации и лично бывший градоначальник - еще те господа и дамы, по которым плачет скамья подсудимых, наверняка подозревали многие тверские предприниматели. В том числе и те, кто всячески с ними "договаривался", выторговывая у так называемой "власти" преференции лично для себя. И вот теперь те, кто пресмыкался и, по сути, помогал им "распиливать",  а также "откатывал" и "заносил", могут воочию убедиться в том, кто есть на самом деле те, перед кем они так усердно холуйствовали...

 

Пресловутый "квартирный вопрос", который, как говорил классик, "испортил москвичей" на самом деле испортил не только их. Установить сей факт помогла недавняя проверка аудиторами Контрольно-счетной палаты Твери "эффективности использования муниципального жилого фонда в части служебного жилья". Причина - некоторые должностные лица администрации прежнего градоначальника Юрия Тимофеева ушли, что называется, "по-английски" - не попрощавшись и не подписав, как это принято в приличных обществах, "обходной лист".

В данном конкретном случае предметом исследования стало служебное жилье, полученном теми, кого Тимофеев привез с собой из Западной Двины в качестве незаменимых для нашего города специалистов. Речь, прежде всего, идет о замначальнка городского департамента ЖКХ Татьяне Булыженковой и бывшей замглавы горадминистрации Виктории Лупандиной. Обе дамы за неизвестно какие заслуги вскоре по прибытии в Тверь получили по служебной квартире соответственно на ул. Георгиевской,16 и Октябрьском пр.,55. Причем получили их, как считает председатель КСП Людмила Желтова, с нарушениями установленных местным самоуправлением Твери правил и требований.

Вообще-то получить в нашем городе служебную жилплощадь крайне сложно: не каждому дано собрать все полагающиеся для этого документы и предъявить доказательства собственной необходимости городу. Не получается это и у весьма заслуженных людей. Но все просто и легко получилось у Булыженковой с Лупандиной: им не понадобилось соблюдать все предъявляемые к прочему быдлу формальности. Для них, если верить материалам КСП, был применен некий "упрощенный порядок", в результате которого 25.12.2014г. появились постановления главы администрации Твери №1757 и №1758, согласно которым тем были соответственно предоставлены 2-комнатная и 3-комнатная служебные квартиры.

Но это еще, так сказать, "цветочки". "Ягодки" образовались в тот день, когда их благодетель Тимофеев, по сути сделал им подарки "борзыми щенками" за счет всех жителей Твери в виде занимаемых ими служебных квартир. Причем сделано это было с особым цинизмом: тот буквально перед своим уходом в отставку подписывает постановление №1598 от 22.09.2016г. "Об исключении из муниципального специализированного фонда служебного жилого помещения". Таким образом служебные квартиры Булыженковой и Лупандиной перестали быть таковыми. Теперь ими обе могут пользоваться ими по договору социального найма. С последующей, разумеется, их приватизацией. Хотя согласно действующим правилам, не имели на то никакого права.

Примечательно, что такой "гешефт" стал возможен при участии всей тимофеевской команды, которую теперь с полным на то основанием можно называть "бандой". Так, к примеру, председатель жилкомиссии городского Департамента ЖКХ (где, кстати, Булыженкова продолжает служить в качестве зама), получив заявление Лупандиной на возможность заключить с городом договор социального найма занимаемой ею квартиры (еще недавно считавшейся служебным жильем), "закрыл глаза" на отсутствие там даты. Более того, от него в адрес главы администрации Твери поступает пояснительная записка с просьбой издать соответствующее постановление. И тоже без указание на ней даты. В итоге между МКУ "Муниципальный жилой фонд г. Твери" и Лупандиной 23.09.2016г. заключен договор социального найма №194/16 на занимаемое ею жилое помещение.

Напомним для тех предпринимателей, кто еще не понял, перед кем ему приходилось пресмыкаться и холуйствовать, что Лупандина оч-чень любила поучать всех, что надо-де жить и трудиться исключительно по закону. А тут мы имеем вопиющее, открытое и беспардонное злоупотребление служебным положением. И, возможно, даже мошенничество, совершенное с особым цинизмом и в составе организованной преступной группы. А такое можно встретить нечасто. И хорошо, конечно, что КСП уже передала материалы проверки в правоохранительные органы. Но дождемся ли мы результатов их правовой оценки случившегося или, как это иногда у нас случается, те не найдут повода соответствующе реагировать?