После пожара

Печать
Создано 10 Март 2017 Просмотров: 2117

Кто постарше, помнит какое влияние в годы горбачевской "перестройки" на умы советских людей в плане осознания ими истинного положения дел в тогдашнем СССР оказала повесть выдающегося русского писателя Валентина Распутина "Пожар". По идее примерно такое же воздействие на жителей Твери и Тверской области должен бы оказать пожар в Детской областной клинической больнице, случившийся в ночь с 23-го на 24-е февраля...

 

Мы уже не раз отмечали, насколько пагубное для экономики региона воздействие оказывает кадровая политика тверского губернатора Игоря Рудени. А если учесть еще и пожар в ДОКБ и его последствия, то во многом произошедшее зависит еще и от того, кто и как у нас организует работу региональной системы общественного здравоохранения. И здесь, если хорошенько в этом разобраться, данное происшествие - явление вполне себе закономерное: оно, так или иначе, должно было случиться. Загореться что-то значимое должно было непременно - не в ДОКБ, так где-то в другом месте.

С тем, где конкретно все началось и теми, кто будет назначен виноватым, - следствие несомненно разберется. Тут вопросов нет. А вот докопается ли оно до истинных причин произошедшего, чтобы исключить хотя бы на какое-то более-менее продолжительное время подобное не повторилось, тут есть сомнения. Потому что так уж у нас принято: рыба гниет с головы, но ее все равно чистят с хвоста. Но если брать всю систему общественного здравоохранения, то там есть большие проблемы с теми, кого называют "организаторами здравоохранения".  

И тут, к сожалению, приходится признавать, что те, увы, в большинстве своем, совершенно случайные в этом деле люди. Так уж получается, причем уже давно, что очень многие обладатели сертификатов с записью о такой специализации, на самом деле мало что могут организовать. Увы, в органы управления здравоохранением идут люди, как правило, имеющие склонность поначальствовать. Недаром ведь говорят про студентов-медиков: будешь хорошо учиться - станешь хорошим врачом, будешь учиться плохо - станешь главным врачом.

Сегодня, увы, нередки случаи, когда "организаторами здравоохранения" становятся люди, отличающиеся умением "сбегать за пивом" для начальника или организовать ему "шашлыки". Проще говоря, как говорил классик, - "подставить стул, поднять платок". Причем такое можно наблюдать буквально с самого "верху" до "низу".

Поэтому неудивительно, что у таких "умельцев", пытающихся, к примеру, сохранить советскую систему здравоохранения с ее принципом "приблизить врача к больному" и одновременно внедрить в нее рыночные отношения с требованиями высочайшего уровня диагностики и лечения болезней, получается в итоге черномырдинское "как всегда". Такое, к примеру, происходит в первичном звене медицинской помощи, что становится уже очевидным даже слепому. Но это была всего лишь подводка к самому главному звену в системе управления общественным здравоохранением - назначению на должности главных врачей лечебно-профилактических учреждений.

Это вообще, как говорится, "штучный товар", требующий крайне бережной и скрупулезной работы по его изготовлению. Потому что именно от него зависит не только качество работы подразделений больницы и/или поликлиники и каждого медработника в отдельности, но и то, как выглядит ЛПУ и как там поставлена вообще поставлена работа всех обеспечивающих подразделений. В том числе, по противопожарной безопасности. То есть, главный врач медучреждения, вне зависимости от срока службы в нем в качестве руководителя несет всю полноту ответственности за всё, что в нем происходит.

Сюда включается и случай пожара в ДОКБ, нанесший огромный материальный ущерб, измеряемый сотнями миллионов руб., в которых тверская медицина и без того испытывает большой недостаток. В связи с этим недоумение, причем не только у автора этих строк, но и в среде тех, кто по долгу службы участвует, так или иначе, в разборе подобных дел. Речь идет о неотстранении главврача ДОКБ Анны Зайцевой от исполнения обязанностей на период следствия. Да, законодательство не требует подобного рода мер, которые находятся исключительно в компетенции ее непосредственного руководства - в данном случае, - министра областного минздрава Романа Курынина.

Но, как правило, особенно в случаях, когда есть существенные материальные потери и пострадавшие от пожара люди, отстранение от руководства людей, которые отвечают за положение дел, происходит. Хотя бы для того, чтобы те вольно или невольно не мешали объективному проведению следственных мероприятий. В данном, конкретном случае пострадавших при пожаре и, тем более, погибших не было, что, разумеется, является смягчающим для Зайцевой обстоятельством. Но, что все равно не отменяет ее прямой ответственности за произошедшее.

Сама Зайцева в интервью одной из тверских газет, состоявшемся буквально тотчас после ее назначения на должность главврача ДОКБ, признавалась, что оно стало для нее полной неожиданностью, но она на него согласилась, особо не раздумывая. За что, с учетом того, что та успела поучаствовать в выборах депутатов областного Законодательного собрания от партии "Единая Россия" в той газете ее посчитали "молодой, амбициозной и политически подкованной" руководительницей. То есть, Зайцева добровольно, не имея соответствующего опыта организационной работы столь сложным медучреждением и коллективом, согласилась взять на себя всю полноту ответственности. За всё!

Наш опыт работы с самыми разными руководителям заставляет с опаской относится к такого рода людям, когда те уже на начальном этапе своей новой деятельности начинают проявлять пресловутую "амбициозность". Потому что, как правило, она начинается с кадровых перетрясок, что не всегда полезно для дела. А в нынешних условиях этот процесс превращается в то, что нередко взамен знающих и компетентных людей такой руководитель начинает окружать себя людьми в основном преданными ему лично. И тут знания и компетентность, как правило, перестают играть более-менее значимую роль. Что, увы, нередко отражается на организации работы медучреждения в целом.

Очень трудно судить о тех кадровых перестановках, которые провела Зайцева тотчас после своего прихода в ДОКБ, может они действительно были необходимы. Но определить, что это именно так, за менее чем 2 месяца пребывания в руководящем кресле, представляется весьма спорным моментом. Впрочем, возможно, следствие все поставит на свои места. Хотя в оправдание такой поспешности нового руководителя в решении кадровых вопросов следует отметить, что бывшего главврача ДОКБ Ивана Бармина следовало отстранять от должности еще, как минимум летом прошедшего года.

Именно тогда, когда точно по результатам генетических исследований стало известно о том, что заражение трех детей ВИЧ-инфекцией произошло именно в стенах этой больницы. Ведь данный факт, являющийся свидетельством дефективности организации работы персонала ЛПУ, если смотреть на это с точки зрения событий 1988 года в Элисте, должен бы стать основным повод для снятия Бармина с должности. А не только его финансовые "шалости", которые ему вменили. Но о том, чтобы Зайцева как-то особенно интересовалась именно этой частью работы в новой для себя должности, ничего неизвестно.

Из чего можно сделать вывод, что она просто повела себя в качестве "новой метлы". И это, увы, весьма характерное явление для наших дней, когда руководителями назначают людей мало подготовленных для работы в столь сложных условиях. И здесь следует заметить, что с главными врачами у нас вообще большая проблема. Некоторые вообще, неизвестно как попали на свои должности. Настоящих руководителей ЛПУ у нас в городе, увы, считанные единицы. Ведь такими надо родиться и потом много-много учиться, а не просто быть "молодым, амбициозным и политически подкованным"...